Читаем по-английски

Эта странная наука — экономика

Строго говоря, невозможно кратко описать характер и содержание экономики. Тем не менее многие авторы не оставляют попыток сделать это.

Эта странная наука — экономика

Строго говоря, невозможно кратко описать характер и содержание экономики. Тем не менее многие авторы не оставляют попыток сделать это. Так, в 1930-х Лайонел Роббинс определял экономику как «методику ограниченного выбора необходимых средств для достижения бесконечности». На протяжении веков экономику называли «наукой о том, как обогатиться», а Бернарду Шоу приписывали высказывание «экономика – это такая странная наука, что эксперты в ее применении, даже выстроенные в непрерывную цепочку, не сумеют достичь согласия».

Вопросы экономики

Экономика занимается вопросами доходов и занятости, затратах и процентных ставках, стоимостях и отдельными сферам производства, потреблением и логистикой, государственным бюджетом и коммерческой деятельностью. Экономика касается непосредственно только малой частички всего спектра человеческой деятельности, и поэтому экономистами, рассматривают относительно узкий спектр проблем.

Вопреки обывательскому представлению, экономика не изучает таких вещей как личные доходы, способы ведения бизнеса, и т.д. Вместе  с тем, практически каждый бизнес – большой и малый  — вовлечен в экономику, и каждому требуется грамотное ведение счетов и написание бухгалтерских отчетов, своевременная уплата налогов, и все остальные действия, предусмотренные требованиями государства. Всем этому не обучают на экономических факультетах университетов, для освоения этой специальности существуют курсы бухгалтеров, которые, хотя и рассказывают об экономике. Как науке, но скорее прививают практические навыки ведения учета и контроля.

Все проблемы — экономические?

Если смотреть на вещи глобально, то объектом внимания некоторых экономистов может служить почти любая проблема, от брака до чистки зубов, от самоубийства до приема наркотиков, от смертной казни до внебрачных связей, от религии до шоппинга. Очень трудно четко отделить явления «экономические» от «неэкономических». В последние годы экономисты вторглись в территорию, на которой когда-то безраздельно властвовали исключительно политологи и социологи.

Не менее интересно сравнить экономику с другими отраслями народного хозяйства. Экономика, как  и любая другая наука, стремящаяся объяснить факты (например, метеорология, астрономия или физика), включает в себя массу наглядных материалов, структурированных вокруг центрального теоретического ядра, состоящего из базовых  принципов. Чем особенно отличаются разные науки, так это тот метод, посредством которого формулируются теоретические принципы.

Соседние науки

Подобно психологии, большая часть теоретического ядра экономики  почерпнуто из интуитивных догадок, личных наблюдений, и общих знаний о поступках и действиях человека. Экономика мало опирается на опыт, и в этом она срони астрономии. Экономика также относительно неточна, как и метеорология, и столь же зависит от обстоятельств, что и прогноз погоды.
Экономика привлекает к себе различных людей по совершенно различным причинам, и в этом она сродни таким дисциплинам, как изобразительное искусство и литература, метафизика и математика, космология и алхимия. Несмотря на то, что все перечисленные науки заметно отличаются друг от друга, в одном все они удивительно схожи. Все науки должны интересно и убедительно объяснять выбранные аспекты человеческой жизни. По словам Эйнштейна: «наука пытается установить соответствие между хаотичным разнообразием чувственного восприятия и унифицированной системой логического мышления».

 

Strange economics

Although the content and character of economics cannot be described briefly, numerous writers have attempted that. In the 1930s Lionel Robbins described economics as «the science of choice among scarce means to accomplish unlimited ends.»

During modern history, economics was called «the science of wealth.» Less seriously, George Bernard Shaw was credited in the early 1900s with the witticism that «economics is the science whose practitioners, even if all were laid end to end, would not reach agreement.»

We may compare economics with other subjects. Like every other discipline that attempts to explain facts (meteorology, astronomy, physics), economics comprises a vast bank of descriptive material organized around a theoretical core of base principles. The manner in which theoretical principles are formulated and used in applications varies greatly from one science to another.

As much as psychology, much of the economic’s theoretical core draws from intuition, casual observation, and «common sense.» Like astronomy, economics is largely nonexperimental. Like meteorology, economics is relatively inexact, as is weather forecasting. Like such disciplines as art, fantasy writing, mathematics, metaphysics, cosmology, and the like, economics attracts different people for different reasons. Though all disciplines differ, all are remarkably similar in one respect: all have to provide an interesting and persuasive description of selected aspects of experience. As Einstein once put it: «Science attempts to make the chaotic diversity of our sense-experience correspond to a logically uniform system of thought.»

Economics deals with data on income, employment, expenditure, interest rates, prices and individual activities of production, consumption, transportation, and trade. Economics deals directly with only a tiny fraction of the whole spectrum of human behavior, and so the range of problems considered by economists is relatively narrow. Contrary to popular opinion, economics does not normally include such things as personal finance, ways to start a small business, etc.

In principle almost any conceivable problem, from marriage, suicide, capital punishment, and religious observance to tooth brushing, drug abuse, extramarital affairs, and mall shopping, might serve (and, in the case of each of these examples has served) as an object for some economist’s attention. There is, after all, no clear division between «economic» and «noneconomic» phenomena. In recent years economists have invaded territory once claimed exclusively by political scientists and sociologists.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *