Блог переводчика

Про золотой век переводов и переводческую политику

С одной стороны — большая нужда в переводчиках, с другой — отсутствует общественное признание статуса этой профессии, что влечет за собой отношение к ее представителям как к обслуживающему персоналу. Подлинных знатоков языка оттесняют порой откровенные халтурщики.

 

Проблемы, проблемы, проблемы…

Чем оборачивается отсутствие единой переводческой политики в стране?

Разобщенностью разбросанных по городам и весям переводческих кадров, сидящих на чужих ставках (инженеров, редакторов, референтов и т.п.), лишенных возможности встречаться и решать свои творческие и профессиональные задачи. Уравниловкой, а с другой стороны, полным разнобоем в оплате переводческого труда.

Нет центра, который с любой заданной степенью оперативности и гарантированным качеством предоставлял бы самые разнообразные переводческие услуги.

Нет единой системы аттестации переводческих кадров, не разработаны профессиональные «рейтинги», отражающие квалификацию и специализацию переводчика. Нет заслона притоку в эту область дилетантов.

Напрашивается вывод: пора перестраивать переводческое дело в стране. Проблема эта государственной важности…»

Это отрывок из публикации, датированной июлем 1988 года. И тогда было трудно, не правда ли?

С 1988 г., когда в стране появились первые официальные фрилансеры и советские переводчики-кооператоры в пальтишках на ватине, произошли большие перемены. Проблем [Полный текст статьи см. в еженедельнике «НЕДЕЛЯ», №28, 11 — 17 июля 1988 г.] у переводческого сообщества было более чем достаточно. Решив первичные задачи, наша отрасль уверенно шагнула вперед, к новым проблемам.

 

Пути развития рынка переводов

Пожалуй, можно надеяться, что заметные потрясения на российском рынке переводов уже позади.

 

На рынке происходит консолидация, объединяются фрилансеры (создана Национальная лига переводчиков — НЛП), объединяются переводческие фирмы (Национальная ассоциация переводческих компаний — НАПКОМ). Впрочем, эти объединения ставят перед собой разные задачи, исходящие из того, что их участники имеют разные интересы.

Более того, у них есть и взаимные претензии. Фрилансеры являются в своем большинстве внештатными сотрудниками переводческих фирм. Некоторые из них работают с заказчиками напрямую. В том числе и с зарубежными (по зарубежным расценкам, естественно). Однажды я даже услышал высказывание в том плане, что я, мол, никогда не работал с российскими бюро переводов, а только с зарубежными клиентами. У фрилансеров негативное отношение к отечественным компаниям можно встретить нередко. Они считают, что они непунктуальны, необязательны, платят мало и вообще с задержкой. Так оно часто и есть, но если бы они знали, под каким прессом находятся бизнес страны в частности и переводческие компании вообще …

Впрочем, возникает впечатление, что по обе стороны баррикад начинает возникать общее видение многих проблем (например, в том, что сообща нам больше найти, чем потерять). Это вселяет надежду на сближение позиций, к всеобщему удовлетворению.

 

Политика и практика переводов

Политика организации такого масштаба, как НАПКОМ, может действительно работать на повышение уровня рынка. Появляются переводческие компании, сертифицированные по ISO, они работают на перспективу, вкладывают существенные средства в автоматизацию и разработку внутренних стандартов, сопоставимых со стандартами СПР. При нынешних темпах развития переводческого пространства для закрепления основных признаков цивилизованности понадобится несколько лет. Высказывается мнение, что теневые фирмы-однодневки уже уходят с рынка, освобождая место стабильному бизнесу. Хотя, откровенно говоря, порой возникает ощущение, что цирк уехал, а клоуны остались.

В упоминавшейся выше публикации в журнале «Мосты» в сконцентрированной форме содержатся текущие проблемы, на которых стоило бы сосредоточиться.

Стремление заказчиков к экономии на переводах не должно выходить за рамки разумного. Заказчики должны понимать, что цена напрямую влияет на качество получаемой ими продукции, и надо проводить соответствующую разъяснительную работу. В какой форме — это отдельная большая тема. От себя добавлю, что упоминавшийся выше пример с провалом рынка устных переводов (из-за стремления заказчиков к экономии) наводит на мысль, что от того же самого не застрахованы и письменные переводы, и в этом никто не заинтересован, в т.ч. и заказчики. Все, точка кризисная. Кадров уже сейчас не хватает. Далее, надо также работать и с потребителями печатной переводной продукции, прививать им хороший вкус, культивировать потребность в высококачественном тексте.
Заслуживает изучения тезис о том, что в контракте, заключаемом с поставщиком, заказчик должен оговаривать не только обязательное редактирование, но и минимальную ставку для переводчиков и редакторов. Эта мера не позволит подрядчику экономить на переводчике/редакторе и, следовательно, на качестве.

Переводчик должен постоянно учиться. Если единственная его цель — заработать, он потеряет лицо и, в конечном счете, саму возможность получения работы.
 

Что делать

Поговаривают, что сколько ни произноси слово «халва», во рту слаще не станет. Мы уже представляем, что здесь не так и к чему надо стремиться. Проблема в том, что надо кое-что делать на практике. Надо исходить из реалий и браться за то, что можно улучшить уже сейчас, делать пусть маленькие, но приносящие практическую пользу шаги. Работы в этом направлении много. Дело идет к все более активному включению нашей страны в мировые экономические связи, и уж кто-кто, а мы-то представляем себе, что без толмача тут не обойтись. Думается, что Союз переводчиков России, как авторитетная организация с широкими связями в стране и за ее пределами, мог бы сыграть определенную роль в реорганизации отрасли.